Частный случай

Подводные камни детской медицины — в материале "Kids" Никита Величко В статье 41 Конституции РФ утверждается, что "медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно". На деле это, конечно, не всегда так. "Чего греха таить, серый нал, который есть в этой системе,— общеизвестный факт",— говорит Татьяна Семенычева, главный врач частной детской клиники МЕДСИ в Благовещенском переулке, к.м.н., врач аллерголог-иммунолог. Она проработала в медицине 20 лет и о состоянии современной медицины знает не понаслышке. В то же время несправедливо обвинять в этом всю бюджетную медицину разом. "Хороших и плохих больниц практически не бывает — у всех есть сильные и слабые стороны",— утверждает Федор Катасонов, педиатр частной клиники GMS, до 2012 года работавший в московской районной поликлинике. "Как принято у нас в стране, люди ищут врачей по знакомым. В Москве, если говорить о детской медицине, у больниц есть специализации: если ребенок получил ожог, его надо везти в ожоговый центр, который находится в больнице N9 им. Г. Н. Сперанского. По травме и токсикологии самой сильной до недавнего времени была Филатовская больница. При травме головы есть смысл обращаться в Морозовскую больницу, где бригада хирургов дежурит круглосуточно". В GMS, где работает Федор, собралась, как он говорит, очень хорошая команда: "Не знаю, как так получилось". В Европейском медицинском центре, где он некоторое время работал, можно было направить ребенка к специалисту, но доверия к поставленному диагнозу у педиатра не было. Семенычева соглашается с коллегой: "Врачей более чем достаточно — другой вопрос, насколько их квалификация соответствует запросам государственной и частной медицины". "Как руководитель клиники я могу сказать, что после отсмотра десяти кандидатур на вакансию аллерголога понимаю: приблизительно соответствует, дай бог, один кандидат". Другая проблема, которую признают сами чиновники,— провал недавней оптимизации системы учреждений здравоохранения. "Ожидаемого роста эффективности и доступности не произошло",— говорилось в апрельском отчете Счетной палаты. В одном из недавних интервью глава комитета Госдумы по охране здоровья Сергей Калашников утверждал, что хуже стало и с лекарственным обеспечением, и в целом с обслуживанием: "Снизились и доступность, и качество медицинской помощи". Недавно и вовсе обсуждалась инициатива замены педиатров врачами общей практики, но, к счастью, Минздрав такие планы все-таки не разрабатывает. "Когда медициной начинают руководить финансисты, вопросы, связанные с клятвой Гиппократа и человеколюбием, отходят на второй план",— отвечает Татьяна Семенычева на вопрос о влиянии реформы здравоохранения. Рекомендовать коммерческую медицину в сложившихся в стране экономических условиях непросто, но, конечно, она предлагает значительно больше возможностей — как в отношении доступности, так и технологий и лекарств. "В государственной медицине врачи должны работать по стандартам, а стандарты очень трудно поменять. У нас часто лечат так, как это было принято в мире 30-40 лет назад. Десятки лет кашель у детей лечили муколитиками — и до сих пор во многих российских больницах маленьким назначают отхаркивающие средства, хотя в мире это уже даже запрещено",— рассказывает Федор Катасонов. Родителям важно быть в курсе того, что происходит и какую информацию модифицируют мировые организации. "Новые методики и диагностики, и лечения, которые позволяют докторам не только хорошо диагностировать заболевания на ранних стадиях, но и планировать схемы лечения, внедряются и развиваются и в государственных учреждениях, притом достаточно серьезно". Одна из главных проблем для пациентов уже частной медицины — врачи недобросовестных клиник, которые раскручивают пациентов на ненужные дополнительные расходы. Ксения, ребенок которой плохо спал, заключила контракт с одним из частных московских центров на годовое обслуживание. Врач на жалобы потребовал привести сперва невропатолога, затем массажистку — почему-то "свою, без квитанции", затем устроил проверку головного мозга. Все это повлекло дополнительные расходы. "Закончилось все тем, что невропатолог выписал лекарство, о котором в рецепте говорилось, что оно применяется при шизофрении и четвертой стадии алкоголизма",— рассказала женщина "Kids". Как же выбрать правильную клинику? "Места, где стараются расставлять приоритеты по-своему, видно сразу,— утверждает Федор Катасонов.— В частной медицине мне повезло, потому что я попал в Европейский медицинский центр, где все было достаточно хорошо и в плане школы, и условий труда, а системы выбивания денег из родителей там не было. Мне нравятся клиники, которые работают на репутацию". Если говорить о диспансеризациях, их как таковые точно не стоит считать лишними. Татьяна Семенычева, главный врач Детской клиники МЕДСИ в Благовещенском переулке, отмечает, что именно диспансеризациям и вакцинопрофилактике в городской системе стало уделяться меньше внимания — самое заметное изменение в детской медицине за последние годы: "Раньше участковая медсестра отвечала за обзвон семей и рассказывала им, когда прийти на прививки и осмотр. Сейчас такой системы динамического наблюдения нет",— рассказала Семенычева "Kids". По ее словам, есть также необязательность в отношении посещения лечебных учреждений уже со стороны родителей: "Если раньше позвонившая участковая медсестра была в полной уверенности, что родители точно придут на прием в тот день, когда им назначено, то сейчас они не считают обязательным в принципе выполнять рекомендации медработников". Все это негативно влияет на состояние здоровья детей: хронические жалобы, как правило, в прошлые годы выявлялись на профилактических осмотрах, а сейчас врачам приходится бороться с уже сформированными патологиями. Отставание России, увы, заметно еще и в том, как у нас назначают лекарства. "Самая частая проблема — это респираторная инфекция, которую у нас в стране могут лечить десятью разными препаратами, а в Европе используют только один. Можно использовать только жаропонижение или вообще ничего — и ребенок сам поправляется. Это касается почти любой области",— объясняет Катасонов и добавляет, что все зависит, конечно же, от квалификации врача: — Ведущие специалисты понимают, что происходит в мире, и лечат они правильно. Но врачей у нас хоть много, а по-английски читают очень немногие, поэтому "лечат, как их научили в институте 40 лет назад"". Важно ли врачу знать сейчас иностранный язык? Несомненно. "Одно и то же вещество может быть представлено на рынке в десяти разных препаратах, и стоимость иногда различается в десять раз,— говорит Татьяна Семенычева и добавляет: — Сказать, что дешевые препараты хуже, а дорогие лучше, не могу — иногда цена ничего не значит". Болезни остались те же, что и раньше, в той же форме и той же распространенности. "Разве что аллергопатология немного подросла и омолодилась,— замечает главврач Детской клиники МЕДСИ в Благовещенском переулке.— Процесс идет с двух сторон: сейчас очень много детей, которые никогда бы не родились без достижений современной медицины. Это может быть связано и с генетическими аномалиями, и с беременностями, и с течением родов. Естественным путем — не кесаревым сечением — сейчас рождается гораздо меньше детей, чем раньше. Ребенок, которого зачали и выносили на лекарственных препаратах, не сможет сравниться по состоянию здоровья с тем, кто родился естественным образом". Другая сторона — городской образ жизни и, о чем говорят все врачи, плохая экологическая ситуация, которая не улучшается. В начале августа появилось сообщение, что столичные власти разработали программу повышения качества обслуживания в детских поликлиниках. Мэр Сергей Собянин, посетив детскую городскую поликлинику N94, рассказал, что сократятся очереди, увеличится доступность медпомощи, включая обратную связь. Как, когда и где все это будет внедряться, на момент сдачи текста оставалось неизвестным, как и то, планирует ли кто-либо всерьез заняться решением проблем — всем известных, привычных и кажущихся вечными.

Заявка на вступление в Ассоциацию