Давид Мелик-Гусейнов: «У нас 300 моделей государственно-частного партнерства, но ни одна из них пока не запущена»

Негативные тренды, связанные с финансированием системы здравоохранения, набирают обороты. Пошел второй месяц 2014 года, но квоты на медицинскую помощь до сих пор «не распечатаны», денег по квотам до сих пор не выделили. Помощь онкобольным в необходимом объеме не оказывается. Как выжить в такой ситуации? Об этом размышляет директор Центра социальной экономики кандидат фармацевтических наук Давид Мелик-Гусейнов.   В условиях дефицита бюджета нам предлагают развивать государственно-частное партнерство. Вроде бы, хорошая инициатива, но, оценивая такие партнерства в других системах, мы видим, что они хотя и дают некую финансовую прибавку, но это прибавка будет составлять не более 10% от того, что сегодня выделяется на здравоохранение. Безусловно, ГЧП дадут системе небольшие дополнительные деньги, быть может, повысят ответственность пациента, который будет страховаться и, наверное, более тщательно следить за своим здоровьем. Тем не менее, ГЧП – не панацея, и надо искать какие-то дополнительные источники финансирования. К сожалению, предложения, в том числе частных структур, о том, где найти эти источники, зачастую не выслушиваются должным образом либо коллекционируются для какой-то цели, чтобы потом представить на каком-нибудь интересном мероприятии. В настоящее время у нас есть 300 моделей государственно-частного партнерства, но ни одна из них пока не запущена. Государственно-частное партнерство не имеет пока четких определений. Каждая бизнес-структура, и каждый государственный орган, которые, так или иначе, пытаются этим заниматься, вкладывают в это нечто свое. Мне видится четыре основных направления для развития государственно-частного партнерства: – финансы; – качество услуг; – кадровое обеспечение; – производственные процессы. С точки зрения финансов, мы должны искать альтернативные источники финансирования здравоохранения, в частности, добровольное медицинское страхование. Кроме того, неоднократно говорилось о том, что государство собирает колоссальные средства с табачки и алкогольной индустрии, при этом ни копейки не поступает в бюджет системы здравоохранения. Хотя прибыль от табака и алкоголя должна напрямую идти в систему здравоохранения, поскольку эти отрасли генерируют основной убыток системе здравоохранения и вообще государству, как в экономическом, так и в демографическом плане. Сегодня на наших глазах активно разворачивается приватизация государственной инфраструктуры. Примеры этого можно наблюдать в Москве и других крупных городах. Государство по договору концессии или в рамках каких-то других договоренностей передает в управление частному бизнесу ЛПУ, больницы, поликлиники, и частник начинает осуществлять внутренний менеджмент, курировать финансовые потоки. При этом здания и земля остаются в руках у государства, а вся «начинка» лечебных учреждений переходит в частные руки. Конечно, к этому формату ГЧП сегодня очень много нареканий и со стороны профессионалов, и со стороны медицинской общественности, поскольку в этой системе врач становится менеджером. Можно рассматривать государственно-частное партнерство и при введении референтных цен на лекарства. В настоящее время рассматривается предложение зафиксировать предельные минимальные цены в рамках одной непатентованной молекулы, а все, что сверх того, – вкус корицы или бантик на упаковке лекарственного препарата, – за эту дополнительную потребительскую опцию, услугу пациент должен доплачивать самостоятельно. Возможно, это было бы неплохим способом сэкономить на тех ресурсах, которые идут на закупку лекарств, если бы не вопрос качества, в частности, несоблюдение стандартов GMP. В настоящее время в стране есть федеральная целевая программа, в рамках которой выделяется специальный транш на модернизацию производственных фондов для фармацевтических компаний. Это хорошие деньги, которыми могут воспользоваться все, кто хочет обновить свои фонды. Тем не менее, c 1 января 2014 года стандарты GMP так и не были запущены, хотя в Законе была указана именно эта дата. Лекарства как производили без этих стандартов, так и продолжают это делать, в особенности это касается государственных предприятий, которые даже и не помышляли, чтобы перейти на стандарты GMP. Стандарты лечения, клинические рекомендации, клинико-статистические группы – это тоже те зоны, где возможно государственно-частное партнерство. К примеру, разница между экономическим стандартом и клинической рекомендацией, которую не покрывают сегодня территориальные программы госгарантий,— это основание для развития отдельных форм государственно-частного партнерства. Еще одна ниша для ГЧП – непрерывное образование врачей. Сегодня врачи раз в 5 лет чисто формально проходят повышение квалификации, получая штампик в своем удостоверении специалиста. К сожалению, полноценных знаний во время прохождения этих курсов они не получают, ибо та информация, которую им предлагают, не соответствует тем передовым навыкам и знаниям, которыми обладают сегодня врачи других стран, даже наши ближайшие соседи. Именно поэтому с 2016 года мы переходим на непрерывное образование врачей, и государство тоже ищет различные формы взаимодействия с бизнесом, дабы кто-то компенсировал те затраты, которые нужно нести, чтобы обучить наших врачей. Говоря о производственных процессах, надо признать, что здесь уже есть определенные формы ГЧП. Сегодня практически все фармкомпании уже локализовались в России, либо нашли свою форму взаимодействия с локальными партнерами. И здесь государству очень важно реализовывать формат ГЧП, потому что оно хочет взаимодействовать со всеми иностранными компаниями в своей рублевой зоне, чтобы в случае макроэкономического кризиса дернуть за эту ниточку и сказать: «Цены ваши зарегистрированы, вы находитесь в рублевой фискальной зоне, налоги у вас не повышаются, поэтому все ваши претензии к тому, что вам нужно увеличить цены на ваши услуги или товары, являются необоснованными». Понятно, что локализацию в стране иностранных компаний сегодня активно стимулируют. В частности, для них предусмотрена 15-процентная преференция при госзакупках, и список ЖВНЛП создается в большей степени с креном в сторону отечественной фармпродукции. Еще одна тема, которая может найти отражение в ГЧП-проектах, – взаимозаменяемость технологий и лекарственных препаратов. Это тема обсуждается уже второй год, причем даже не медиками, юристами и экономистами. Однако практика показывает, что многие препараты даже химического синтеза, к сожалению, взаимозаменить невозможно.

Заявка на вступление в Ассоциацию