Доктор Рошаль: Закон об охране здоровья отправлен на доработку до осени

В эту пятницу во втором и третьем чтении в Госдуме должен был быть принят закон «Об охране здоровья». Как рассказал в прямом эфире на радио «КП» знаменитый детский хирург Леонид Рошаль, после многочисленных обкаток закон стал боле менее походить на нормальный документ.

Национальная медицинская палата, которую возглавляет доктор Рошаль, вступила в «Народный фронт»:

- Но группа людей, которых я уважаю, сказала «нет», то есть стала как-то сомневаться. Честно, и я сам тоже сомневался в какой-то степени. Но потом мы выработали такую форму: если Народный фронт принимает нашу позицию, нашу программу Национальной медицинской палаты, которая направлена на ведение саморегулирование профессиональной деятельности. То есть когда не Министерство здравоохранения, а профессиональные организации занимаются всеми профессиональными делами – аттестацией, сертификацией. В тех странах, где это есть, 80% населения довольны врачами. А у нас только 20-30% довольны врачами. И если принимают нашу программу, тогда мы вступаем, если не принимают – нет. И мы написали официальное письмо. Потом встречались с руководством, и с Володиным встречались, и встречались с Федоровым, директором института, которые рассмотрели и сказали – да, это интересно. Для программы Фронта. И мы решили вступить. Вот сейчас я могу сказать, что мы правильно сделали.

Что же касается Закона, то Рошаль по-прежнему находит в нем много недоработок.

О законе

- Когда мы прочитали этот закон, который был передан в Думу, он был сырой, - рассказывал в "КП" Леонид Михайлович. - Но он прошел первые чтения и сказали, что после первого чтения будет второе чтение и мы там внесем все замечания. Но мы по наивности не могли понять, не знали, что второе чтение буквально через месяц. И потом была создана рабочая группа при комитете по охране здоровья Думы, в которую меня сначала не включили, но я написал письмо Грызлову и он лично включил. И я изнутри знаю, что было на группе. Конечно, работа была проведена немалая, очень много было поправок. Первичных. К тексту, которых надо утверждать во время второго чтения. Была борьба мнений.

И Закон как бы получился и его можно было бы принять и сейчас, его можно было бы принять и вчера. Но качество этого закона, если бы мы приняли, было бы не очень хорошим. Потому что многих разделов, которые необходимы, там не было в этом законе. И мы, учитывая тот опыт, который мы имели в принятии законов Минздравсоцразвития до этого: о лекарственном обеспечении, по ОМС, введения разных форм новых организаций – когда тоже с таким напором Минздравсоцразвития проталкивал эти законы. Вот по лекарственному обеспечению принял закон, а моментально после этого три поправки вносили. Я говорю – куда торопимся, куда мы бежим, почему не можем спокойно обсудить и выслушать мнение гражданского общества, которое было полностью игнорировано. То есть, у нас есть какие-то медицинские ассоциации, плохие или хорошие, но они есть, и игнорированы до того, когда в Думу они передали документы.

И случилось, что нас всех позвали фактически в Думу после заседания координационного совета, на котором присутствовал Путин, которому я сказал: Владимир Владимирович, зачем такая торопливость, что случится, если закон мы примем на три месяца позже? И он сказал – никакой спешки в этом нет. Кроме того, он сказал, что надо различные медицинские ассоциации привлечь в Думе к закону. И это случилось беспрецедентно, ни при одном законе такого не было, когда в комиссию рабочую были приглашены представители медицинского сообщества различных ассоциаций. И мы там обсуждали вопросы. Но все равно, понимаете, конечно, сегодня закон лучше, чем он был при поступлении, вне сомнения. Но какие-то главные вопросы, которые волнуют нас, они там не были до конца освещены.

Вот есть неотложная помощь, скорая помощь, это вне зависимости, имеешь ли паспорт или нет, имеешь ты полис или нет, живешь ты в этом или в другом городе, ты иностранец или нет… Другое дело, это не отрегулировано – вот иностранцы это или нет из бывших республик, но мы принимаем их, лечим их фактически за собственный счет, потому что никто не доплачивает. Так вот, это первый случай, когда участие в Народном фронте позволило нам поставить эти вопросы. Мы высказывали на круглых столах в глаза министерству все свои поправки.

Большая ошибка Минздравсоцразвития, что они не умеют и не любят слушать другие мнения. Зря. Я, наоборот, стараюсь: ребята, говорите против, чтобы мысль оттачивалась. Почему любые иные мнения – это как личные оскорбления? Мне вообще кажется, что, чем больше людей, которые болеют за дело, за нормальных людей, тем будет лучше. Вот мы сегодня занимались, я к вам еще опоздал, мы обсуждали программу Народного фронта по здравоохранению. Мы ее сделали. А если бы мы туда не вступили, была бы программа, сделанная только Минздравсоцразвития и все.

- В общем борьба была большая, - продолжает рассказывать о своей победе доктор. - И правки от Министерства вносились какие-то стилистические. А в основные положения, которые и волнуют общество, как-то не очень... В дискуссию вмешивался и Владимир Владимирович. В Ново-Огарево было совещание, где присутствовала Голикова, Борзова. И они все говорили, включая председателя комитета, что все нормально, закон можно принимать. А мы говорили, что закон нельзя принимать, надо над ним еще поработать. Была такая вот борьба. Наконец, вчера комитет единогласно проголосовал за то, что закон надо принимать во втором чтении без дальнейшей работы.

Но Национальная медицинская палата и Народный фронт одновременно написали Владимиру Владимировичу вчера письмо. И он письмо прочитал. И сегодня Борис Вячеславович Грызлов уже выступил с тем, что закон этот во втором чтении может быть перенесен. До осени, так как мы просили. Это большая победа. Если бы не было Народного фронта, у нас ничего не получилось бы. Просто не было бы силы противостоять вот этой мощи, этому натиску Минздравсоцразвития, который никого не слушает и настаивает только на своем, - это удивительно совершенно...

СКАЗАНО!

Сейчас Минздравсоцразвития создали Общественную комиссию. И во главе общественной комиссии министр. Это все равно, что во главе Общественной палаты будет сидеть Медведев. Ну почему такое недоверие? И в эту комиссию пригласили людей таких согласных с министерством, а вот тех, кто не согласны с министерством, те извини-подвинься.

В чем спорность закона

1. Платность и бесплатность.

- Я несколько раз прочитал, но так и не понял. Я не понял, что платно, что бесплатно. Проблемы государственной гарантии. Ну а все же вы скажите, чтобы каждый человек знал, что вот это бесплатно, а вот за это я должен платить.

2. Права и обязанности.

- У нас пока так: у пациентов есть права и нет обязанностей. У врачей есть обязанности и нет прав, - отметил Леонид Михайлович. - Надо, чтобы все стояло на своих местах.

3. Саморегуляция профессиональной деятельности.

- Должны быть ассоциации и профессиональные организации, занимающиеся всеми профессиональными делами – аттестацией, сертификацией.

4. Переподготовка и переквалификация врачей.

- Вы хотите прийти к врачу, который имеет знания и умение, который квалифицированный человек. У нас же пока нет нормальной системы последипломной подготовки врачей. После вуза врач может один раз в пять лет повышать квалификацию. Что такое в здравоохранение один раз в пять лет? Доктор должен учиться всю жизнь. Это не мы придумали. За рубежом есть балльная система. Вот немец приезжает на какую-то конференцию с некой магнитной карточкой в кармане. И за конференцию он получает определенное количество баллов. И он в год должен там набрать определенное количество баллов. А в конце года он должен отчитаться, где он был, что он делал, какие у него планы на следующий год.

Ну и, конечно, в сегодняшней системе надо сочетать очные формы обучения с заочными, теле- различные формы, компьютерные какие-то программы. Но этот весь продукт должно сделать государство. И врач не должен за него платить. Это не утопия и не коммунизм, это так, как есть во всем мире.

- Нам дали два месяца работы, я думаю, что мы будем продолжать работать интенсивно и мы должны довести этот закон до ума, подытожил беседу Леонид Рошаль.

Заявка на вступление в Ассоциацию