Леонид Рошаль «поставил диагноз» Павлу Астахову

В споре о дальнейшем лечении маленького Ярослава Колосова, мать которого пожаловалась президенту Медведеву на качество лечения в РДКБ, защитники прав детей оказались по разные стороны баррикад: Леонид Рошаль на стороне РДКБ, а Павел Астахов— пациента. Консилиум в РДКБ 28 января предложил лечить ребенка в любой другой клинике России, но если мама решит лечить его за границей, деньги для этого ей придется найти самостоятельно.

Не создавайте врагов

«Павел Астахов вышел за свои профессиональные рамки, ему не стоит вмешиваться в здравоохранение, в котором он ничего не понимает»,— заявил директор Московского НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль на пресс-конференции 28 января.

Он может просить назначить независимую экспертизу по медицинскому вопросу, но не «делать из российских врачей врагов». Говорить о правильности медицинских назначений, тактике и необходимости лечения за границей любого ребенка могут только медицинские специалисты, «а не юристы, и не Астахов», считает Рошаль. По словам Леонида Рошаля, он беседовал по телефону с Павлом Астаховым о лечении Ярослава Колосова, и тот сказал, «что его неправильно поняли».

Мама не верит врачам

26 января омбудсмен Павел Астахов признал справедливость претензий в адрес врачей РДКБ матери ребенка больного муковисцидозом Елены Колосовой и пообещал «наказать виновных». Он заявил, что намерен обратиться к министру здравоохранения Татьяне Голиковой с просьбой выделить деньги на лечение годовалого Ярослава Колосова в Германии.

Елена Колосова пожаловалась на врачей РДКБ 22 января в Живом Журнале в форме письма на имя президента РФ Дмитрия Медведева. Она сообщила, что в больнице она столкнулась «с халатностью, безразличием и непосредственной угрозой для жизни» ребенка». По словам Колосовой, она и сын Ярослав были направлены в РДКБ из Ростова-на-Дону по квоте после постановки диагноза муковисцидоз. Ребенок до трех месяцев проходил лечение в Ростове-на-Дону, где из-за кишечной непроходимости ему провели ряд операций и вывели толстый кишечник на брюшную стенку. В мае семья получила квоту на лечение в Москве, и шестимесячного Ярослава перевели в РДКБ. Но Елена Колосова разочарована и не верит столичным медикам из РДКБ. По словам Колосовой, «ей самой приходилось реанимировать сына и ухаживать за ним» Подробно об этом

Честь и чистота мундира

Объясняя свою позицию, Рошаль подтвердил, что действительно «защищает честь мундира, но и очищает его». Комментируя конфликт вокруг больницы РДКБ, на которую пожаловалась в блоге и в открытом письме президенту Медведеву Елена Колосова, мама годовалого Ярослава Колосова, страдающего муковисцидозом, Рошаль подчеркнул, что персонал РДКБ во главе с главврачом, профессором Николаем Вагановым, спасли годовалому Ярославу Колосову жизнь, и мать мальчика должна ценить их профессионализм. По словам Рошаля, он присутствовал на консультации мальчика и видел, что ребенок поступил в РДКБ истощенным, с дыхательной недостаточностью.
«С точки зрения профессионализма и выбранной тактики в лечении мальчика даже придраться не к чему,— сказал Рошаль.— Я бы все делал также». Он опроверг обвинения Елены Колосовой в неприменении высоко-технологичного оборудования, которое, по словам Леонида Рошаля, и не требовалось, и лишний раз облучать ребенка не следовало, полагает профессор. Обвинения Колосовой относительно отсутствия необходимых лекарств Рошаль тоже отверг. Хотя признал, что российский препарат микразин, который используется при таких диагнозах, дает до 40% осложнений, он хуже оригинального, но дорогого препарата креон, и «насаждать его не стоит».

Рошаль увидел неэтичность высказываний

Ни халатности, ни одной диагностической ошибки, ни невнимательности Рошаль в РДКБ при лечении ребенка не увидел, а увидел «выдергивание отдельных фактов, вроде комка в каше для взрослого» и отсутствии бутилированной воды, которая лечебному заведению не по карману. Он отметил, что можно говорить о нарушениях с точки зрения деонтологии и этичности, причем не коллектива, а отдельных его представителей. «Когда медсестра нагрубила Колосовой, на двух медсестер приходилось четыре тяжелейших ребенка. Один с дыхательной патологией, второй умирал под ИВЛ (аппарат искуственной вентиляции легких, ИВ), третий онкологический больной, еще один после трансплантологии». Хотя, как заметил доктор, в РДКБ 30% вакансий медсестер не заполнены, хамства со стороны медиков это не оправдывает. Рошаль сказал также, что взрыв негодования у мамы вызвало замечание дежурного врача по поводу грязи в палате. Что же касается необходимости ухаживать за открытой колостомой (оставляемое хирургами отверстие в кишке, которое выведено на брюшную стенку) у ребенка, то «родителей мы учим этому намеренно, чтобы была возможность на месяцы до операции уехать, и ничего исключительного в такой тактике нет»,— заметил Леонид Рошаль.

Кроме того, что все возможное в РДКБ, по мнению профессора Рошаля, делается, мама лежит бесплатно в клинике уже 8 месяцев вместо 20 дней, а цена лечения ребенка с таким диагнозом в Москве составляет $28 тысяч в год.

Клиник в России много

Леонид Рошаль сказал, что не поддержит просьбы или решения отправлять мальчика для лечения в Германию, потому что в России достаточно специализированных клиник по этому диагнозу с результатами лечения, сравнимыми с мировыми. Он считает, если Минздравсоцразвития пойдет на поводу мамы и примет такое решение, это будет истолковано как недоверие к российской педиатрии, которая не справилась со случаем муковисцидоза, что противоречит фактам. Если взаимопонимания и доверия к врачам РДКБ у Колосовой нет, то ребенка можно перевезти в клиники Ростова, Петербурга, Новосибирска или другие. На вопрос возьмет ли он мальчика для лечения в свой НИИ, Рошаль ответил, что НИИ неотложной детской хирургии и травматологии является профильным учреждением для срочной помощи детям, и отделения новорожденных в нем нет, но принять участие в операции, которую ребенку, по его мнению, уже можно проводить, он сможет, если такое решение будет принято. Часть упреков профессор Рошаль адресовал организаторам здравоохранения.

Не вина врачей в недоступности медпомощи

«Почему Астахов не ставит вопрос о том, что дети с равнозначными диагнозами, живущие не в Москве и Петербурге, не могут получать такую же помощь?— спрашивает Рошаль.— Без централизации обеспечения пациентов по реестру больных сместа мы не сдвинемся. Необходимость мамам самим убирать в палатах и кормить детей тоже идет от того, что санитарок в клиниках из-за зарплат в 5 тысяч рублей не стало, а медсестры выполнить могут только часть их работы. Медики тоже не довольны таким положением дел, но это— не их вина, говорит Рошаль. За „хлесткими словами“ Елены Колосовой Рошаль увидел не только озабоченность за здоровье ребенка, но и эгоизм, наветы на медиков, и неблагодарность.

В целом Рошаль предвидит упреки в свой адрес. «Я предполагаю, какая буря против меня поднимется, но никогда в жизни не прятался»,— сказал врач, упрекнув СМИ в поисках жареных фактов.

За амбициями не видят человека

«Я не могу лишать маму права выбрать для своего ребенка врача и клинику, которым она доверяет,— сказал GZT.RU омбудсмен Павел Астахов.— Пусть ее администрация убедит в том, что она может доверять медикам РДКБ или другой российской больницы, что ребенку будет там хорошо. Она может требовать уважительного отношения, которого в РДКБ к ней не было». Астахов заметил GZT.RU, что речь идет не о государственной оплате лечения в Германии. «Если не найдет Минздравсоцразвития денег— ей соберут их, приходили уже сегодня люди, в том числе журналисты, счета уже для благотворительных пожертвований открыты,— сказал Астахов.— Увы, наши медики за своими амбициями уже человека не видят, говорят „мама склочная“. А главврач отвечает не только за медицинскую составляющую, но и за деонтологию».

Уполномоченный по правам ребенка в РФ Павел Астахов

«Я не врач, а Рошаль не юрист»

На высказывания профессора Рошаля о том, что Астахову не стоит расширять свои полномочия, омбудсмен ответил: «Странные резоны: Астахов не врач, ну, а Рошаль не юрист. Так мы не договоримся. В тактику лечения я не вмешиваюсь, но маме не отвечают на ее вопросы. Я диагноз или лечение не обсуждаю и под сомнение не ставлю, я говорю, что у медиков в данном случае нет уважения к человеку. А ребенка требуется продолжать лечить».

«Мы лечим ребенка, а вы на нас клевещете».

Омбудсмен упрекает главврача РДКБ в отсутствии тактичности. «Если зарплата санитарок низкая и их не хватает, главврачу Ваганову стоит быть мудрее. Но он же не пришел в палаты и не сказал, что готов вместе с мамами палаты мыть, но только тогда лечить их детей будет совсем некому, и консилиумы проводить. И потому, не будут ли они любезны РДКБ помочь. Я считаю себя профессионалом и уважаю профессионалов, но главврач Николай Ваганов не это маме говорит, а говорит: „Мы лечим ребенка, а Вы на нас клевещете“. Надо оставаться людьми. Колосова просто требует не хамского, а уважительного отношения». «Я догадываюсь, какое решение будет у консилиума: „не подтвердилось“",— подытожил Павел Астахов.

Примечательно, что многие участники Интернет-дискуссий, особенно работающие в сфере медицины, отметили, что и Елена Колосова права далеко не во всем. Положительных отзывов о профессионализме и отзывчивости персонала РДКБ много. Российские медики полагают, что в данном случае необходимости в лечении ребенка за границей нет. А главным рецептом, чтобы здравоохранение, не превращалось в «здравозахоронение», выдвигают предложение «руководителям страны лечиться на родине».

Езжайте за свои деньги

Когда заметка уже была готова к публикации, стало известно, что вечером 28 января в РДКБ состоялся консилиум врачей, в котором кроме практикующих медиков принимала участие директор Департамента развития медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздравсоцразвития России Валентина Широкова.

По словам пресс-секретаря Минздравсоцразвития Софии Малявиной, «в консилиуме принимали участие ведущие врачи страны». После изучения истории болезни и этапов лечения были обсуждены вопросы дальнейшего обследования и медицинского ведения ребенка. «Все участники консилиума пришли к выводу, что ребенку необходимо дальнейшее оперативное лечение. При этом все члены консилиума отметили позитивную динамику в состоянии здоровья ребенка за последние 3 месяца лечения. После этого состоялась бесела с Еленой Колосовой, в которой ей было предложено проведение обследования и лечения в любой из российских клиник, и подробно разъяснены тактика предстоящих исследований и лечения»,— пояснила пресс-секретарь Минздравсоцразвития. По словам Малявиной, «Елена Колосова категорически отказалась от всех предложений, она настаивает на лечении в конкретной клинике Германии. Все члены консилиума согласились, что медицинских показаний для отправки на лечение за границу нет. Российские хирурги могут выполнить необходимые операции на высоком уровне по международным стандартам».

Однако учитывая психологическое состояние мамы Минздравсоцразвития предложил Елене Колосовой найти спонсора для оплаты отправки ребенка для заграничного лечения. Ведомство обещает запросить информацию о возможности операции для Ярослава и отправить его историю болезни в нескольких зарубежных клиниках. «Государство может по закону оплатить лечение за рубежом, только в случае если медицинская методика не зарегистрирована в РФ»,— сказала София Малявина. По данным GZT.RU речь может идти о 250 тыс. евро.

Заявка на вступление в Ассоциацию