Медстраховка только мешает - «Плохо подготовленным законам не поможет внесение поправок.»

Оба документа подверглись достаточно жёсткой критике со стороны экспертного сообщества.

За время действия первого закона большая часть рисков, о которых эксперты предупреждали государство, была реализована. Мы лишились множества дешёвых препаратов просто потому, что в рамках закона торговать ими невыгодно, они лежат на складах. Часть препаратов исчезла из продажи по той причине, что Минздравсоцразвития не предусмотрело простой вещи - закупка сырья по ценам прошлого года оказалась невозможной, оно подорожало. При этом цены на препараты должны были соответствовать прошлогодним. Такие условия невыгодны производителям и выпуск ряда лекарственных средств был приостановлен.

Кроме того, о качестве закона говорит и тот факт, что уже через три недели после вступления в силу (1 сентября 2010 года) к нему был принят ряд поправок сразу в трёх чтениях. В отсутствие концепции лекарственного обеспечения развитие системы здравоохранения будет продолжено в том же ключе.

С введением в действие закона об ОМС оказание медицинской помощи без предъявления медицинского полиса становится фактически невозможным, закон напрямую поставил оказание медпомощи в зависимость от наличия полиса. Более того, с 2013 года из системы ОМС исключается скорая медицинская помощь. И хотя в законе есть оговорка, что при оказании скорой медицинской помощи полис предъявлять не нужно, финансирование также пойдет из системы ОМС, поэтому врач, приезжающий по вызову, полис всё равно будет требовать.

Нам громко говорят о том, что мы получили право на выбор врача. Однако эта норма закреплена в законодательстве ещё с 1991 года, и реализовать её на практике было обязанностью министерства все это время. Теперь же, в действительности, людей ограничили: воспользоваться таким правом можно будет лишь один раз в год.

Кроме того, страховые компании у нас таковыми и не стали, поскольку не несут на себе никакого страхового риска, являясь лишь посредниками между государством и государственными учреждениями здравоохранения. Мы предлагали вообще отменить страховой полис, потому что в нынешней ситуации он совершенно не нужен. Для того, чтобы идентифицировать человека в системе ОМС, достаточно паспорта. Возникает совершенно нелепая ситуация, так как по Конституции все граждане, а не застрахованные лица(!), имеют право на получение медицинской помощи в государственных муниципальных учреждениях. Таким образом, закон об ОМС сейчас является барьером в реализации гражданами своих конституционных прав. И я, как юрист, считаю, что он должен быть оспорен в Конституционном суде.

Все мы ощущаем, что напряжение в медицинской сфере уже зашкаливает все эмоциональные пороги. В настоящее время в судах рассматриваются около 7 тыс. исков, связанных с жалобами на некачественную медицинскую помощь. Если в 2004 году мы выигрывали дела, где нормой компенсации были 4-5 тыс. руб. за смерть человека, то сейчас они доходят до 3 млн руб. По данным Фонда ОМС, в прошлом году средняя сумма возмещений по России составляла 90 тыс. руб. Это говорит о том, что за последние пять лет суммы компенсаций возросли в восемь раз. Вроде бы хороший рост, но в действительности такие деньги за смерть человека – это издёвка, если учесть, что дела рассматриваются порой и до трёх лет, и для родственников погибших или пострадавших детей это просто пытка. Для врача, кроме уголовной, не предусмотрено другой формы ответственности, но далеко не все пострадавшие хотят, чтобы врачи сидели в тюрьме. Не нужно создавать в обществе мнение, что у нас врачи – убийцы, это ненормально и тупиковый путь. Прежде всего, должна существовать персональная ответственность врача перед пациентом, которая административно регламентируется.

Александр Саверский
президент Общероссийской общественной организации «Лига защитников пациентов»

Заявка на вступление в Ассоциацию