Новый закон "Об обязательном медицинском страховании" может стать рискованным экспериментом

Если проследить за мыслью авторов и сторонников нового закона, то выходит: минимум, что он должен сделать,— это перенести нас в Европу. Пациенту гарантируется свободный выбор между государственными и частными клиниками, равно допущенными к системе общего медицинского страхования. Человек из любого региона сможет получить полный комплект услуг здравоохранения в любом уголке страны. Больной сам будет решать, у какого врача лечиться. В медучреждения хлынет поток средств от страховщиков, полностью покрывающий их расходы. И ко всему этому благоденствию граждан допустит полис ОМС единого образца, внесенный в единую же базу данных.

Ни одна идея не вызывает возражений: концепция идеальная. Однако не новая.

"По сути, все положительные идеи нового закона были уже в старом, просто не выполнялись на практике,— поясняет Павел Воробьев, зампред Формулярного комитета РАМН.— Некоторые частные клиники уже вошли в систему ОМС, однако полноценными конкурентами государственным не стали и вряд ли станут. По новому закону тариф ОМС оплачивает клиникам покупку оборудования до 100 тысяч рублей. Средняя стоимость компьютерного томографа — 1,5 млн долларов. И какой же частник станет вам делать магнитно-резонансную томографию, если его расходы заранее не покроются? Государственной клинике это оборудование может подарить, например, губернатор, и она всегда будет в выигрышных условиях".

Действительное и единственное нововведение закона касается не качества услуг, а распределения денег. Если раньше большая часть средств, полученных от граждан на ОМС, собиралась в региональных фондах, то теперь все они поступят в центр. И уже федеральный фонд будет решать, кому и сколько достанется: очевидно, что обеспеченные регионы заплатят за здравоохранение беднейших. Поможет ли это последним — неясно, но вот в Москве и других крупных центрах могут появиться проблемы.

"Сборы по единому социальному налогу в столице — 30 млрд рублей, а одна зарплата врачей — 85 млрд,— рассказывает Людмила Стебенкова, председатель Комиссии Мосгордумы по здравоохранению и охране общественного здоровья.— То есть большая часть выплат идет непосредственно из бюджета. Авторы нового закона предлагают устроить одноканальное финансирование, чтобы ОМС покрывало все расходы и при этом допустить в городскую систему здравоохранения новых людей. Неизвестно, сколько денег нам решит выделить федеральный фонд. И я не знаю, как система выдержит такие перегрузки. Идея хорошая, но она чревата социальными взрывами".

Директивное распределение средств между субъектами при всех его опасностях хочется, по крайней мере, объяснить заботой о социальной справедливости. "Но в самом законе скрыта гораздо большая несправедливость,— уверен Павел Воробьев.— Во всем мире люди вносят свои страховые выплаты с доходов, а не с зарплаты. У нас же, где доля обеспеченных людей, нигде не работающих и живущих, например, на ренту, непомерно высока, ОМС оплачивают только работающие. Это абсолютный нонсенс".

 

"Государство не говорит, за что готово платить"

Владимир Кукушкин, генеральный директор Некоммерческого партнерства частных клиник

Закон "Об ОМС" принимался стремительно: третье чтение состоялось буквально спустя неделю после второго. И те опасения, которые возникли у нас еще при знакомстве с первым вариантом законопроекта, теперь перекочевали в окончательный текст закона. Спору нет, формально делается большой шаг вперед. Казалось бы, мы отходим от той "крепостной" системы здравоохранения, когда пациент прикреплен к конкретной поликлинике. Еще один прорыв: закон предусматривает, что полным станет тариф ОМС. То есть если раньше сумма, в которую оценивалась та или иная медицинская услуга, покрывала лишь часть затрат на ее оказание, то теперь в нее якобы включат все расходы. Но здесь-то и кроется подвох. Будут ли эти тарифы действительно экономически обоснованными? Ведь планируется, что новый закон запустит переход на систему одноканального финансирования. Единым источником доходов для абсолютно всех клиник, работающих в системе ОМС — и частных, и государственных,— станут страховые выплаты по единым тарифам. А на выходе должна получиться развитая конкуренция. Но это благое начинание не принесет плодов, если тарифы ОМС будут рассчитаны некорректно и если не будет ясно прописанных стандартов оказания медпомощи. Потому что вы как пациент в случае болезни должны четко понимать, что именно оплачивает вам государство и оплачивает ли вообще: какие именно анализы, какие процедуры. При этом пациент волен предпочесть более дорогостоящие методики, повышенный уровень сервиса. За всем этим он идет в частную клинику. И логика реформы предполагает, что заработать должен принцип со-платежа. То есть, выбирая частное медучреждение, вы получаете право лишь доплатить сверх тарифа ОМС, а не оплачивать, как сейчас, 100 процентов цены. Но, судя по новому закону, если стоимость медицинской услуги в частной клинике превышает установленный тариф ОМС, то платить по-прежнему придется всю сумму. Включая и ту часть, которая гарантирована вам законом. Тогда ни о какой конкуренции не может быть и речи.

Журнал «Огонёк» № 48 (5157) от 06.12.2010

Заявка на вступление в Ассоциацию