Почечных больных в России убивает коррупция

Из 15 млн россиян с больными почками, только 27 тыс. человек получают заместительную терапию. Гемодиализ (процедура по очищению почек) также остается фактически недоступным для почечных больных, хотя и вошел в число гарантированных государством по обязательному медицинскому страхованию. Между тем, отделения гемодиализа в регионах работают с неполной нагрузкой, предпочитая обслуживать платных пациентов, заявляют врачи и представители пациентских организаций.

В среду, 9 марта, в преддверии Всемирного дня почки (отмечается во второй четверг марта) в столице прошел телемост специалистов и пациентов Москва— Санкт— Петербург.

«Российские врачи-терапевты плохо знают заболевания почек. По их раннему выявлению практически никто не работает, а, поскольку болезни почек в разы увеличивают риски инсультов и инфарктов, больные попадают в реанимацию с сердечно-сосудистыми патологиями уже в терминальных стадиях,— заявил 9 марта заместитель председателя Всероссийской общественной организацией нефрологических и трансплантированных больных „Право на жизнь“ Михаил Гавриков.— Сегодня в России 15 млн. нефрологических пациентов, но только 27 тыс. получают заместительную терапию. Учет ведется только по обращению больных, врачи их просто не выявляют, а потому и не лечат. В обычных поликлиниках практически исчезли нефрологи, а в специализированных центрах, где есть отделения диализа, на 120–150 больных приходится только 2–3 специалиста— нефролога».

В этом году медики особо обратили внимание организаторов здравоохранения на связь болезней почек с патологиями сердца и сосудов. «Раннее выявление недорого, существуют методики и анализы, позволяющие выявлять такие болезни почек на ранней стадии,— говорит профессор, главный врач центра диализа ГКБ№20 Валерий Шило,— но даже больным сахарным диабетом только в половине случаев назначают анализы— маркеры азотистых шлаков (креатинин крови и наличие белка в моче, ИВ), а это путь выявления диабетической нефропатии. Риски получения инфарктов и инсультов у таких пациентов увеличиваются в 2 раза. Но не включают такие анализы в программу диспансеризации населения».

Специалист удивлен, что прямой связи заболеваний почек с зашкаливающей в России смертностью от сердечно-сосудистых болезней не видят в Минздравсоцразвития. «Сегодня многократно дешевле выявлять болезни почек на ранней стадии, чем обеспечивать тяжелобольных диализом»,— считает профессор Шило. Что касается доступности гемодиализа (процедура очищения крови от шлаков при неработающих почках) в регионах, то она, по словам Шило, не только низкая, но и распределена неравномерно. Затруднен и доступ больных к лекарствам.

Гемодиализ

Многочасовая медицинская процедура. Обычно его проводят в условиях стационара, и гемодиализные больные оказываются привязанными к аппарату и к клинике.

Стоимость проведения гемодиализа, к примеру, в Москве, сегодня составляет $ 300–500. Положение с проведением процедуры в столице сегодня непростое, но оно лучше, чем в остальных регионах РФ. И, пожалуй, только в Москве активно начали развивать проведение диализа больным по ночам, то есть использование дорогого оборудования в 4 смены. «Появилась ночная жизнь, ночная медицина и ночной диализ,— заявил Валерий Шило,— это неплохо— меньше дорожных пробок в городе, да и оборудование свободнее».

Тем не менее, в московских городских клиниках свободных мест для проведения диализа иногородним нет. Когда летом скорая помощь привезла больного из Калужской области в Москву, где ему по жизненным показаниям сделали диализ, «финансовый контроль угрожал мне „нецелевым“ использованием средств»,— рассказал профессор Шило.

Болезни почек

Исследования показывают, что в мире примерно каждый 10-й взрослый имеет одну из форм поражений почек.
Люди с хроническими болезнями почек находятся в группе риска по повышенному артериальному давлению, сахарному диабету и сердечно-сосудистой патологии. Хроническая почечная недостаточность (ХПН) чаще всего— следствие различных заболеваний почек, возникает из-за плохой экологии, отравлений и даже избыточного приема нестероидных препаратов (к таким лекарствам, кстати, относятся популярные обезболивающие, например анальгин и ибупрофен).

Диагноз ХПН еще лет 30 назад звучал как смертный приговор, но сейчас продолжительность жизни таких больных напрямую зависит от ресурсов и грамотной организации здравоохранения. Больную почку приходится либо пересаживать от донора, либо очищать кровь гемодиализом от шлаков. Но даже дотянуть до пересадки почки, если ее найдут, без диализа в большинстве случаев невозможно. Приблизительно около 2 млн. человек в мире получают заместительную почечную терапию, по большей части (90%)— это жители развитых стран. Они живут нормальной жизнью, могут путешествовать, получая диализ по страховке в других странах. В развитых странах количество диализных больных составляет несколько тысяч на 1 млн населения, в России этот показатель в 10 раз ниже, пчто врачи связывают с прохо поставленной работой по выявлению болезни. В результате в стране в настоящее время адекватную помощь могут получить, по разным данным, всего около 10% нуждающихся.

Ни у себя, ни в другом месте

С 2008 года гемодиализ вошел в госгарантии по обязательному медстрахованию (ОМС), но от этого стал еще более недоступен во многих регионах России. Мест для проведения диализа почечным больным, которые без него погибнут, не хватает практически во всех субъектах РФ.

Но причина, как считают специалисты, не только в изношенности оборудования или отсутствия нефролога, но и в разъедающей здравоохранение России коррупции. «В Санкт-Петербурге при наличии страхового полиса и направления диализом обеспечиваются все пациенты,— заверил участников круглого стола заведующий отделением диализа больницы им. Мечникова в Санкт-Петербурге Владимир Реснянский.— Их количество в год увеличивается на 9%. И я думаю, часто отказы больным в других городах— это отговорки. Отделения не работают с полной нагрузкой, а за деньги места находят».

Его поддерживали и защитники прав пациентов. «Полис ОМС дает право на прохождение диализа в любом регионе России, но закон об ОМС не работает,— говорит Михаил Гавриков.— Нынешним летом мы пытались помочь поехать на лечение в санаторий в Кисловодск Светлане К. из Ставропольского края, однако там ей отказали в проведении диализа, предложив проводить процедуры только за ее личные средства. Женщина поехать на лечение не смогла. Так что попасть на диализ невозможно в своем городе из-за отсутствия мест, а в другой город поехать до сих пор тоже нереально, хотя теоретически такая помощь гарантирована законом „Об ОМС“.

При этом оказывается, что, к примеру, в Москве до десятка медицинских федеральных центров, находящихся в ведении Федерального Медико-биологического агентства, а также ведомственных клиник и центров имеют незагруженные отделения диализа. Даже в тех медцентрах, где могут провести высокотехнологичную операцию по пересадке почки, оплачиваемую государством, пациенту придется ждать месяцы и проводить диализ за свой счет в коммерческом медцентре. Тариф процедуры по ОМС не покрывает реальной ее стоимости, потому федеральные медцентры всячески избегают принимать больных из других регионов на эту процедуру.
Привилегированные

«В университете им.Сеченова, в НИИ трансплантологии им.Шумакова, в хирургическом центре им. Петровского, в институте урологии— везде есть свободные места для диализа, все упирается в финансирование,— утверждает председатель Российского Диализного общества, д.м.н., профессор Наталья Томилина.— В Москве 2,5 тыс. больных, все обеспечиваются за счет бюджета, но на все население России такая помощь московских клиник, конечно, не рассчитывается».

Профессор Томилина сообщила, что несколько регионов «бомбят» столицу просьбами принять своих пациентов: Ставрополь, Архангельская область, крайне низка доступность помощи в Московской области. Томилина подчеркнула, что и количество нефрологов в России, и их нагрузка, и приоритеты в лечение почечных больных зависят во многом от организаторов здравоохранения, а «приказ по нефрологической помощи» с октября 2010 года висит на сайте ведомства и не принимается», нет и стандарта по стоимости лечения, включающего лекарственную терапию.

«Сегодня 30% населения старше 55 лет страдает болезнями почек,— сказала профессор Томилина,— к 65 годам без выявления этих болезней и без соответствующего лечения они будут умирать от инфарктов и инсультов». В каждом федеральном центре, имеющем соответствующее отделение, могли бы предоставить помощь полусотне больных, отметила сопредседатель пациентской организации «Право на жизнь» Ирина Христова.

Заявка на вступление в Ассоциацию