"Пропустить скорую помощь — это элемент милосердия. Она едет к тому, кому плохо"

Произошедший в Домодедово теракт вновь привлек внимание к качеству работы и организации медицинской помощи жителям Москвы. На вопросы обозревателя Ирины Власовой ответил первый заместитель руководителя департамента здравоохранения Москвы профессор Николай Плавунов.

— Николай Филиппович, как была организована работа скорой помощи после теракта? Какие задачи на этот раз перед службой стояли и ваша оценка организации работы?

— Были некоторые особенности оказания помощи пострадавшим в Домодедово. Мы не имели сначала точных данных— что вполне естественно в такой ситуации— о числе пострадавших, они менялись в первые минуты. Мы, учитывая ситуацию, направили туда скорой помощи из расчета, чтобы их количество было на 25% больше количества пострадавших, которое было названо в первый раз. Сначала это было 20, потом— 30 бригад, потом потребовалось еще больше. В итоге было задействовано 56 бригад московской скорой помощи. Второй особенностью было то, что впервые за время последних массовых происшествий, связанных с большим количеством пострадавших, мы применили тактику направления пострадавших в максимальное количество больниц.

— С чем это связано?

— Есть такое понятие в медицине «золотого часа»: чем быстрее пациент получает квалифицированную и специализированную медицинскую помощь, тем больше у него шансов на выздоровление, реабилитацию, а главное— на сохранение жизни, то, о чем шла речь на этот раз. Мы заранее определили больницы для направления пострадавших. Выбрали 15 многопрофильных больниц, имеющих отделения реанимации и по несколько операционных. И далее с учетом тяжести состояния пациентов и характера травм пациентов развозили по этим лечебным учреждениям. При этом количество поступивших не превышало 6–7 человек на клинику, что позволяло бригадам дежурных врачей максимально быстро поднимать пациентов в операционные залы, фактически без нахождения больных в приемных отделениях. Если бы мы весь поток около 100 человек направили в одну больницу, сами понимаете, к чему бы это привело. Но этого не произошло.

— Как среагировали клиники?

— Все больницы были заранее оповещены, что к ним везут раненых и пострадавших, развернули дополнительные реанимационные койки. Заранее в клиники были вызваны дополнительные медицинские силы, бригады хирургов, специалистов по категории пострадавших. И это дало свой результат. Ни один пациент не умер в карете скорой помощи, при транспортировке в городские больницы, и в больницах в первые сутки тоже ни один больной не умер. В-третьих, надо отметить, что на момент происшествия мы имели половину пострадавших в тяжелом состоянии, а на сегодня их осталось два человека. Постепенно мы ситуацию стабилизируем. Конечно, это была правильная тактика, иначе была бы задержка медицинской помощи. В дальнейшем часть пациентов, 6 человек, специально перевели в другие больницы, проделаны были межбольничные переводы для того, чтобы оказать уже специализированную помощь, к примеру, по травме глаза, ведь не в каждой больнице имеется такое отделение. Трудности в этом особой нет, скорая помощь работает, так что двух пациентов после обработки ран отправили для дальнейшего лечения по травме глаза.

— Как контактировали с силовиками?

— Спасибо большое сотрудникам правоохранительных органов, которые сразу после происшествия обеспечили беспрепятственный подъезд машин скорой помощи и беспрепятственную эвакуацию пострадавших. Проблем с этим не было. Первая машина была отправлена по сигналу в 16.43, она прибыла в Домодедово в 17.06. А в 17.32 эта машина уже запросила места на госпитализацию пациентов. В 18.44 мы эвакуировали из Домодедово последнего пострадавшего. Часть пострадавших в дальнейшем была эвакуирована московской скорой помощью из Московской области в городские и федеральные медучреждения, которые находятся в городе Москве. Хочу поблагодарить коллег из Минздравсоцразвития за организационную помощь. Так что мы работаем в тесном контакте.

— Что на сегодняшний день представляет из себя служба?

— Сейчас скорая помощь в Москве— это 1055 машин в день вышедших на линию, на улицы столицы. По нормативам положено по 1 машине на каждые 10 тыс. жителей, и эта норма выполняется. В скорой помощи работает 11 тыс. врачей и фельдшеров. За прошедший 2010 год в скорую помощь поступило 5 млн 600 тыс. обращений. Помимо лечебной работы проведено 1млн 300 тыс. консультаций, когда врач оценивает ситуацию и состояние пациента, а после этого либо дается рекомендация врачу поликлиники, либо выезжает «скорая». Всего за прошлый год выездов было около 4 млн. В «скорой» круглосуточно работают два педиатра. Есть специализированный детский пункт, где два педиатра круглосуточно консультируют население. Если вызов по случаю, который жизни не угрожает, он передается в детскую педиатрическую службу. Но при этом все равно человек набирает 03.

В Москве реализован принцип «одного телефона». У нас есть бригады неотложной помощи, идет вызов, сортировка и те случаи, которые не нуждаются в срочной помощи, передаются другим бригадам, или участковым врачам, это удобно для населения.

— Есть необходимость увеличивать количество бригад скорой помощи в Москве?

— Службу будем развивать, и до конца года сформируем дополнительно еще 30 бригад, чтобы повысить количество профильных бригад скорой помощи. В службе есть бригады линейные, есть специализированные, кардиологические бригады, неврологические, реанимации, детской реанимации, есть бригады для оказания помощи при ДТП, всего в соответствии с приказом Минздрава существует 15 типов бригад.

— Как быстро может приехать врач к месту ДТП?

— Мы организовали 18 постов на трассах города и на магистралях, которые работают в режиме круглосуточного дежурства, обеспечивают оказание помощи этой категории больных. Мы добились сегодня примерно 10–11-минутного «доезда» до пострадавшего в ДТП после получения вызова от ГАИ, прохожего или от пострадавшего. В Москве 10 постов скорой помощи работают на пересечении с МКАД, 8 постов находятся в городе. Из них 3 на третьем транспортном кольце, а 5 на магистралях там, где по статистике происходит наибольшее количество ДТП, на крупных трассах.

— А что-то еще можно сделать, чтобы машины еще быстрее приезжали по вызову?

— Для ускорения прибытия бригад мы сформировали 35 постов «скорой» медпомощи. 28 постов на территориях многопрофильных больниц, а остальные на территориях в поликлиниках. Ведь у каждой подстанции имеется своя территориальная ответственность, в рамках которой работает бригада. Чтобы ускорить приезд, мы выбираем место, скажем поликлинику, там бригада располагается и работает от подстанции района, но с территории поликлиники.

— А как узнать, что точно нужно рассказать врачу при вызове скорой помощи?

— У скорой помощи есть свой сайт www. mos03.ru, там подробно изложены вопросы порядка вызова скорой помощи, что нужно делать до приезда скорой помощи при тех или иных заболеваниях. Имеется большой раздел с советами главных специалистов: от кардиолога, иммунолога, педиатра. Доктор Аникеева даже пишет познавательные книги по особенностям ухода за ребенком. Родители найдут на сайте много полезных советов.

— Чаще ли в эту зиму «скорая» приезжает к травмированным при гололеде москвичам? Кто чаще падает? Ваши советы?

— 30%— это травмы, которые люди получают в состоянии алкогольного опьянения. И не надо переоценивать свои спортивные возможности, в частности в горнолыжном спорте. Везде необходима тренировка и специальная подготовка. Неподготовленный человек может получить травмы, хотя желание заниматься спортом можно только приветствовать. За 20 дней января всего было 40 тыс. обращений по всем случаям травматизма. Для населения мегаполиса, в котором более 11 млн человек, это не такая уж большая цифра. Отдельной статистики по травмам по гололеду или при падении сосулек не ведется. Прирост по сравнению с прошлым годом составил 5%, но итог рано подводить, цифры пока будут не вполне корректны.

— Есть малоприятный вопрос. В канун Нового года появились обвинения в ваш адрес по закупкам лекарств для «скорой». Чем конфликт закончился? И как служба оснащена лекарствами?

— Департамент здравоохранения правительства Москвы давал официальные разъяснения, их можно прочесть на сайте департамента, так что я эту «дезинформацию» и комментировать не буду, поскольку это— клевета, и нет необходимости ее разъяснять. Скорая помощь обеспечена лекарствами в соответствии с типом бригад, обеспечена по табелю оснащения в полном комплекте. Это жестко регламентированная служба, и есть регламент по каждому типу бригады. Есть перечень укладки, как по лекарственным препаратам, так и по расходным материалам, этот перечень является минимальным. Перечень московский скорой помощи немного превосходит его.

— Как вы относитесь к частной скорой помощи? Они работали в Домодедово?

— В самом аэропорту в частном порядке, по-моему, дежурят 2–3 машины «скорой», вот они тоже брали больных. На сегодня есть понятие частного здравоохранения, есть и частная скорая помощь. Она имеет лицензии, имеет право на существование. Но, безусловно, она не может заменить городскую службу. С профессиональной точки зрения оценить ее работу не могу. Люди получают лицензию, в соответствии с ней они обязаны предоставить качественную медицинскую помощь.

— Существует ли какой-либо алгоритм: как сделать так, чтобы водители уступали «скорой» место на дорогах?

— Главный алгоритм— это менталитет человека. Пока у всех людей не будет в голове ясности, что «скорую» нужно пропустить, никакие «разгоны» или «полосы» не помогут, в первую очередь важно желание человека. Ведь мы говорим о милосердии, так что пропустить скорую помощь— это элемент милосердия. Она едет к тому, кому плохо.

— Никаких технических решений нет?

— Сейчас городские власти разрабатывают вариант дополнительных полос, на многих городских магистралях есть резервные полосы, где «скорая» может проехать, на МКАД уже есть резервная полоса, которой попользуется «скорая» для быстрейшего проезда. Мы постоянно проводим рейды с ГАИ, чтобы выявлять нарушителей, не пропускающих «скорую», их тут же штрафуют, на месте, но самое главное— менталитет. Сегодня скорая помощь едет к другому, а завтра к тебе. И ты будешь ее ждать. Но, тем не менее, нормативы по скорости прибытия городская «скорая» выдерживает.

— Последний вопрос. Не приведет ли перевод скорой помощи с 2013 года в систему ОМС к коллапсу в вашей системе?

— Ничего страшного не произойдет. Есть стандарты помощи, по ним будут сформированы тарифы. Самая дорогое— закупка оборудования и капитальное строительство – останутся в бюджете.

Заявка на вступление в Ассоциацию