Система непрерывного медицинского образования: отладка механизма

Новейшие тенденции в профессиональной подготовке медицинских работников и построение новой модели медицинского образования обсудили участники симпозиума Российского научного медицинского общества терапевтов (РНМОТ) и Координационного совета по развитию непрерывного медицинского и фармацевтического образования Минздрава РФ, который состоялся 13 ноября в рамках IX Национального конгресса терапевтов. «Непрерывное медицинское образование должно продолжаться всю жизнь. Именно оно позволяет нам повышать квалификацию и обеспечивать качество медицинской помощи», - отметил Залим Балкизов, заместитель председателя правления региональной общественной организации «Ассоциация медицинских обществ по качеству», член правления общероссийской общественной организации «Российское общество симуляционного обучения в медицине». Отработкой механизмов внедрения новой модели профессиональной подготовки медработников занимается Координационный совет по развитию непрерывного медицинского и фармацевтического образования, созданный год назад. В том же году, в декабре, был запущен пилотный проект по непрерывному образованию, в котором участвуют 13 вузов и 16 профессиональных обществ из 12 регионов Российской Федерации. Основные принципы новой модели обучения по медицинским специальностям, которая сейчас проходит апробацию, озвучил Залим Балкизов. К ним относятся, во-первых, обеспечение непрерывности обучения. Если прежде врачам требовалось за пять лет набрать 144 часа образовательной активности, то теперь этот объем увеличивается до 250 часов или по 50 часов ежегодно. Под образовательной активностью подразумеваются участие в различных научных и практических конференциях и симпозиумах, научная работа, обучение на курсах, в том числе дистанционных, и в симуляционных центрах, даже наставничество. Главное, чтобы обучение было релевантно практике врача. Во-вторых, гармонизация требований с международными нормами. В-третьих, комплексность получаемых знаний непрерывного медицинского образования, а также создание условий для повышения квалификации. «Многие врачи немотивированы на повышение квалификации, – признает проблему Балкизов. – Если процесс обучения будет создавать еще и неудобства, врачи будут от него отказываться». Повысить доступность и удобство процесса образования могут новые технологии. Новая образовательная модель учитывает возможность учиться не только в аудиториях, но и дистанционно посредством электронных систем без необходимости уезжать с места работы. Еще один важный принцип – бесплатность большинства видов обучения для медицинских работников, потому что, по словам Балкизова, вряд ли кто-то из них готов оплатить все 50 академических часов. Надо сказать, что в разных странах этот вопрос решают по-разному. Например, в Эстонии каждому врачу ежегодно выделяют средства, которые он может потратить исключительно на то, чтобы оплатить 60 образовательных часов, и ни на что другое. Новая модель также должна учитывать вопросы контроля качества образовательных программ и обеспечения независимости непрерывного медицинского образования от медицинской и фармацевтической индустрии. Главный принцип, который разработчики пытались положить в основу новой модели непрерывного образования, это переход от формального участия врача в образовательном процессе к улучшению результатов лечения пациентов. В ходе выступления Залим Балкизов также поделился своим видением того, как будет работать на практике эта модель. Вся образовательная активность медработника переводится в так называемые кредиты, которые учитываются при продлении права работать по специальности. Пока в рамках пилотного проекта используются два вида образовательной активности: участие в различных симпозиумах, конференциях, школах и электронное обучение. В первом варианте один час стоит один кредит, а при электронном обучении кредиты начисляются за каждый пройденный модуль. Однако с дистанционным обучением пока есть определенные сложности, говорит специалист. Во-первых, при электронном обучении невозможно проверить, кто именно сидит за компьютером. Вероятность того, что за врача учится кто-то другой, нельзя списывать со счетов. С другой стороны, вряд ли настоящий врач согласится пройти за другого целый модуль, за который будет начислен всего один кредит. Всего же таких кредитов нужно 50. Во-вторых, требуют проработки и принципы участия в конференциях. Важно, чтобы она была именно обучающей, а не просто расширяющей кругозор, считает Григорий Арутюнов, вице-президент РНМОТ. Поэтому одной из основных задач становится пересмотр требований к образовательным программам, которые должны иметь четкую цель, ориентироваться на конкретную аудиторию. Идеальный модуль, по мнению Григория Арутюнова, должен выглядеть следующим образом: выявление пробелов в образовании – формирование потребностей – постановка задач обучения. После этого начинается непосредственно процесс обучения, по завершении которого оценивается его эффективность, что позволяет выявить оставшиеся пробелы, и далее по кругу. Кроме того, по словам вице-президента РНМОТ, необходима единая система стандартизации обучающих программ, которая позволит избежать ситуации, когда в одном городе преподают одно, в другом – другое. Чтобы врач, сменив место жительства, мог продолжать свое образование в другом городе без потерь. В настоящее время уже создано около 80 образовательных модулей по различным темам, в которых имеются тестовые задания. По словам Балкизова, прохождение модулей само по себе не означает автоматический 100-процентный успех в обучении. В портфолио некоторых участников пилотного проекта значится 0 баллов, то есть они не ответили на 70% вопросов. Таким образом, эти вопросы неплохо отражают реальный уровень знаний. В будущем году планируется распространить новую модель профессиональной подготовке медработников на все медицинские специальности и адаптировать ее для всех вузов, реализующих программы дополнительного образования.  Уже с 1 января 2016 года эта система должна стать реально действующей. Предполагается, что ежегодно не менее 120 тысяч врачей будут таким образом проходить аккредитацию. Но какой процент медиков реально готов включиться в эту программу? По мнению экспертов, порядка 50% всех врачей не сможет участвовать в этом образовательном процессе в силу разных обстоятельств. И первым из них является отсутствие навыков работы за компьютером. «Несмотря на то, что в пилотном проекте участвуют подготовленные люди, все еще встречаются и такие медработники, – признается Балкизов. – Трудности при работе на компьютере испытывают около 20% врачей, о чем они сообщают в анкетах». По этой причине и предлагается учитывать наставничество как образовательную активность. Со временем, по примеру западных стран, планируется также вводить такую практику, как написание эссе, характеризующих работу коллег. Сложности с включением в процесс непрерывного обучения возникают и у врачей, работающих в небольших городам или поселках, где специалист подчас один в своем роде. Если он уедет на конференцию даже в соседний город, лечить пациентов будет некому. «В селе подчас один врач на десять специальностей. И иногда он просто покупает сертификат, чтобы лечить. Как с этим бороться?» - прозвучал вопрос из зала. Эксперты признали, что такая проблема есть и для ее решения, возможно, имеет смысл просить  Рособрнадзор тщательнее следить за выдачей лицензий и сертификатов. В заключение Балкизов напомнил, что на сайте координационного совета есть буклет для скачивания. В нем содержится подробная инструкция, как зарегистрироваться для участия в пилотном проекте, как создать свое портфолио, как набирать кредиты. Любой специалист может принять в нем участие и проверить себя, тем более, что через год новая система уже коснется всех врачей.

Заявка на вступление в Ассоциацию