Скандалы, связанные с массовым закрытием районных больниц, чиновники объяснили чрезмерным усердием отдельных руководителей

Процесс ликвидации малокомплектных медучреждений в России принимает угрожающие размеры. Ходоки из регионов едут в Москву в надежде отстоять районные роддома и больницы. На словах власти начинают признавать, что нормативы оптимизации коечного фонда должны быть разными для столицы и сельской местности. При этом они продолжают настаивать, что причиной социальной напряженности в регионах стали «перегибы на местах». В России не прекращаются скандалы в регионах в связи с массовым закрытием районных больниц и родильных отделений под лозунгом их «оптимизации» и «модернизации». Социальная напряженность возникла в десятках регионах страны. При этом до сих пор реакция Минздрава на происходящее ограничивалась направлением в регионы письменных разъяснений порядка реорганизации медучреждений. Оптимизация коечного фонда в стране проводится в рамках региональных программ модернизации здравоохранения на 2011-2012 годы. В обмен на федеральное софинансирование регион должен привести численность коек в соответствие с федеральными нормативами. По указаниям Минздрава, нормативы по коечному фонду в субъекте должны корректироваться ежегодно с учетом изменения численности и половозрастного состава населения. В большинстве регионов корректировка долго не проводилась, и наверстывать упущенное начали оперативно в конце 2012 года. Региональные программы модернизации продлены на 2013-2014 годы, а это значит, что «корректировка» коечного фонда будет продолжена. В четверг в Москве за «круглым столом», посвященным проблеме сокращения коечного фонда встретились обеспокоенные ситуацией представители общественных организаций, чиновники Минздрава и приехавшие из регионов медики. В качестве организатора встречи выступил Общероссийский народный фронт (ОНФ). Руководитель оргкомитета по подготовке к учредительному съезду ОНФ Андрей Бочаров выразил мнение, что проблема сокращения больничных коек актуальна для всей России. «Оптимизация – не означает сокращение. Необходимо вырабатывать индивидуальные пути решения проблемы, основываясь на специфических особенностях каждого региона», — заявил Бочаров. По его словам, люди просят принимающих решения чиновников начать, наконец, разговаривать с населением, обсуждать проблемы с теми, кого они непосредственно касаются. Живые примеры «повышения доступности» медпомощи на местах приводили приехавшие из российской глубинки медики. Так, по словам главврача Итомлинской участковой больницы Ржевского района Тверской области Сергея Вишнякова, процесс модернизации здравоохранения в отдельно взятой – единственной в радиусе 40 км – районной больнице выглядит следующим образом. До недавнего времени в круглосуточном стационаре больницы было 15 коек, что в целом удовлетворяло потребности трех тысяч жителей из более чем десятка деревень. На сегодняшний день в стационаре остались 4 койки, но и их сокращают с 1 апреля. В районе остается пока амбулатория и 10 коек сестринского ухода (дома престарелых, имеющегося во всех сельских больницах). В больнице остается возможность дневного стационара, но, при тех расстояниях, которые придется преодолевать больным людям дважды в день и практически отсутствующем транспортном обслуживании, вряд ли такое лечение пойдет им на пользу. «В нашей деревне живет 300 человек, остальные приезжают издалека, — рассказал Вишняков. – Я сочувствую больным: у них отеки, одышка. И я не знаю, что с ними будет через два часа после процедуры. Раньше можно было их положить на 10 дней под круглосуточное наблюдение в больницу – теперь некуда. Власти говорят обращаться в ЦРБ, но ведь и там тоже идут сокращения». Что касается сотрудников больницы, то сейчас в штате кроме главврача и стоматолога числятся 19 средних и младших медработников. «Пока никого не увольняют — видимо, чтобы не было социального взрыва; но что будет дальше, можно догадываться, — говорит Вишняков. — Все только считают деньги, экономят на всем. Дано указание сократить по области тысячу коек. А кто самый несчастный? Маленькие больницы: мы ведь неэффективны». Уполномоченный населением отстоять свои койки главврач писал во все инстанции – от областного Минздрава до президента. Из администрации президента пришел ответ, разъясняющий, что по федеральному закону о самоуправлении вся власть передана на места. Из администрации губернатора сообщили, что выполняют 23-й федеральный закон о здравоохранении, требующий сокращения стационарного фонда. Круг замкнулся. Говорили участники «круглого стола» и о другой проблеме – кадровой, решать которую куда сложнее, чем просто закрывать больницы. В той же Тверской области две трети врачей старше пенсионного возраста. Более молодые медики, не согласные на зарплату в 6—8 тыс. рублей, едут на заработки в Москву. Во Владимирской области, потерявшей в последнее время 7 роддомов, под сокращение попали 73 койки родовспоможения, а еще 26 закрылись сами по себе – из-за отсутствия специалистов, рассказала представитель Союза женщин Владимирской области, доверенное лицо Владимира Путина на выборах Людмила Романова. В итоге главной заботой рожениц стало найти машину, чтобы доехать до роддома. Сейчас, по ее словам, в несколько раз выросло число родов в пути, чреватых риском инфекций и других осложнений. А роддома, в которые поступают появившиеся на свет в дороге младенцы и их матери, теряют родовой сертификат, поскольку сами роды здесь не принимали. По данным Романовой, Владимирская область занимает одну из низших строчек по обеспечению койками. Кроме того, еще до начала массовых сокращений в 2011 году в регионе оставалось 337 фельдшерско-акушерских пунктов при норме в 355. Сейчас сокращения продолжаются. И все это происходит на фоне разговоров о возрождении села. «Большое беспокойство вызывает то, что у тех, кто исполняет законы, нет понимания, для чего все это делается. Чиновники просто берут под козырек, не задумываясь, что будет потом», — отмечает Романова. Она напомнила, что в своей предвыборной статье президент писал о том, что эффективность социальной политики «измеряется мнением людей – справедливо ли устроено общество, в котором мы живем». «Можно представить, что ответят наши жители, если им зададут такой вопрос», — резюмировала Романова. Между тем в Ярославской области, где с декабря прошлого года не прекращаются протесты жителей, губернатор наложил вето на сокращение коек в ЦРБ. Об этом рассказал ректор Ярославского госуниверситета Алексей Русаков. По его мнению, состояние семи закрытых с нового года районных родильных отделений не выдерживало никакой критики. Однако, закрыв эти отделения, людям не предложили ничего взамен. «Отнять – отняли, а как быть дальше, неизвестно, — отметил Русаков. – Регион обязан создавать нормальные условия. Сейчас губернатор распорядился создать удобную «дорожную карту», разобраться с запоздавшей транспортной инфраструктурой». По его словам, в таких условиях принимать решения без учета мнения сельских сходов нельзя. И тем более нельзя причесывать всех под одну гребенку, формально выполняя нормативы, – в каждом случае нужен индивидуальный подход, исходящий из условий конкретного региона. Присутствовавшие на «круглом столе» чиновники Минздрава, которым пришлось отдуваться за всю непродуманную политику авторов и исполнителей идеи модернизации здравоохранения, предпочли традиционное и наиболее безопасное объяснение ситуации – перегибы на местах. По словам заместителя министра здравоохранения Игоря Каргаманяна, в стране есть регионы, где оптимизация проходила в больших масштабах, но народных волнений там не возникало. Потому что главное – это ответственное и вдумчивое отношение организаторов на местах: учет возрастного состава населения, общего уровня заболеваемости, транспортной доступности и т. д. По его мнению, решение проблемы лежит в тщательной проработке вопросов маршрутизации доставки пациентов в лечебные учреждения, а также разъяснительной работе с населением. Министерство возобновило регулярные коллегии, на которые приглашаются представители региональных минздравов, но информация все равно не доходит на места, посетовал замминистра. «Если внимательно читать то постановление министерства и те распоряжения, которые шли в регионы, то все озвученные предложения там упомянуты. Другой вопрос, что по разным причинам это не везде работает. Мы встречаемся либо с формализмом, или, напротив, с чрезмерным усердием отдельных руководителей. Надо работать и реагировать на те шероховатости, которые выявляет население в нашей работе», — заявил Каргаманян. Эта мысль понравилась и представителям парламента, заявившим о готовности ещё раз проработать на законодательном уровне проблемы модернизации здравоохранения. «Надо понимать, что ряд решений требует ручного варианта их реализации, — заявила в заключение встречи вице-спикер Госдумы Людмила Швецова. — Абсолютная ошибка всех преобразований состоит в том, что мы нашу огромную Россию мерим под один размер. Этого делать нельзя. Есть города-миллионники, есть регионы-доноры, есть сельские регионы. Да, общие законы надо принимать, но при этом и найдены особые решения — и с тем, что случилось в системе здравоохранения. Нужно дать в регионы дополнительные рекомендации».

Заявка на вступление в Ассоциацию