«Скорую» для пациентов с насморком и прострелом заменит «неотложка»

В Москве с 1 апреля появится «неотложка» для взрослых. От «скорой» она отличается тем, что на «неотложке» будет выезжать к больному врач из поликлиники, объяснил руководитель департамента здравоохранения правительства Москвы профессор Леонид Печатников. И дорогостоящие «скорые» не будут выезжать к пациентам с насморком и прострелом.

Как пояснил GZT.RU руководитель департамента здравоохранения правительства Москвы профессор Леонид Печатников, машины неотложной помощи будут отличаться от привычных «скорых» и по внешнему виду, и по оснащению автомобиля.

«По сути „неотложка“— это тот же участковый врач,— отметил он.— Но решать, кого отправить по вызову пациента, будет диспетчер, пациент все равно будет набирать традиционный номер 03». Находиться такая бригада будет при поликлинике. На вопрос, будет ли такое управление для столицы дешевле, Леонид Печатников ответил, что это «будет экономнее на порядок». Возможно, со временем при поликлиниках Москвы будут работать и отделения неотложной помощи.

«Для скорой помощи останутся серьезные случаи сердечной и сосудистой патологии, происшествия и так далее, а не насморк, как сейчас»,— заметил Печатников.

500 тысяч неотложных случаев

«Мы в этом году начинаем возрождать систему оказания неотложной помощи для взрослого населения. И на первом этапе с 1 апреля этого года начнут работать 44 бригады во всех 10 округах города Москвы. В следующем году количество бригад будет увеличено до 69»,— сказал накануне первый заместитель руководителя департамента здравоохранения Москвы профессор Николай Плавунов на совещании по вопросам модернизации городского здравоохранения. По его оценке, бригады «взрослой неотложки» за два года смогут выполнить около полумиллиона выездов к пациентам в своих районах.

Николай Плавунов также отметил, что населению не нужно будет звонить по обычным городским номерам. «На „скорой“ будет дополнительный пульт „03“, который будет заниматься только неотложной помощью. Позвонив по „03“ при отсутствии показаний выезда скорой помощи этот вызов будет тут же передаваться в территориальную поликлинику на эту бригаду»,— пояснил он.

Первый заместитель руководителя департамента подчеркнул, что система оказания неотложной помощи детям также будет развиваться. «К концу 2012 года будет 47 отделений в количестве 83 бригад детской „неотложки“»,— добавил он.

Идея правильная

«Идея хорошая и правильная»,— прокомментировал новацию столичного здравоохранения д.м.н. профессор Юрий Комаров, вице-президент „Российского медицинского общества“, член исполкома „Пироговский съезд врачей“. Профессору Комарову, одному из авторов действующего закона „Об основах здравоохранения в РФ“, много пришлось заниматься организаций системы здравоохранения еще в СССР. В чем же смысл возрождения работы неотложной помощи и чем она будет отличаться от скорой помощи?

Скорой помощи досталось от реорганизаций как никакой другой службе. В советские времена, начиная с 50-х годов, ее «совершенствовали», соединяли и разъединяли трижды. Смысл этих перемен был в том, что старались неотложную помощь подтянуть до уровня скорой помощи, но получилось наоборот— опустили скорую помощь до неотложной.

Неотложная помощь должна существовать при поликлиниках, при отделении неотложной помощи, которое должно работать круглосуточно. Там должна быть бригада, машина, одноразовые инструменты. «Неотложку» обычно вызывают тогда, когда поликлиника уже не работает или когда нужна срочная помощь на дом при неотложном состоянии больного. А скорая помощь выезжает на улицы, на предприятия, на ЧС, на катастрофы, на ДТП. Службы отличаются и по оснащенности машин, и по кадрам. И, соответственно, по зарплатам. В «скорой» оплата труда должна быть существенно выше. Желательно, чтобы и внешне автомобили и персонал отличались, пояснил профессор Юрий Комаров.

Любыми ресурсами необходимо пользоваться рационально

В Москве в 70-е годы проводилось исследование по оказанию первой помощи населению, рассказал профессор Комаров. Всего существует в среднем 20 поводов, по которым граждане вызывают «скорую». Но, как оказалось, поводы, по которым вызывают скорую помощь на дом, абсолютно не информативны для диспетчеров. По поступившим звонкам пациентов невозможно определить, в какой очередности отправлять бригады и какая конкретно нужна бригада медиков. При вызове, когда пациент говорит диспетчеру «плохо с сердцем», только в 15% случаев у больного оказывается сердечная патология. А ведь к нему каждый раз посылают реанимационную или специализированную кардиобригаду. Тогда диспетчеры стали задавать по два дополнительных специализированных вопроса.

По мнению эксперта, скорая помощь и неотложная помощь и организовываются, и стоят по-разному. Неотложная помощь должна быть максимально приближена к населению. Была даже написана в советское время диссертация, которая предложила медицинское районирование столицы для размещения бригад неотложной помощи, рассказал профессор Комаров. Такое районирование может не совпадать с административным делением города. К примеру, рядом со станцией скорой помощи может быть расположен парк, а жилой квартал может быть отодвинут существенно дальше.

Российские стационары превратились в «лежбища»

По словам профессора Комарова, в цивилизованных странах, к примеру в США, скорая помощь работает по другому принципу, и чаще всего располагается вместе со службами ЧС и пожарными, выезжает одновременно вместе с ними. «А в России на скорую помощь взгромоздили все,— считает Комаров.— Теперь сравните: разовый выезд „скорой“ в три раза дороже дневного пребывания пациента в стационаре и в 12 раз дороже обслуживания больного в поликлинике,— приводит пример Юрий Комаров.— В России пенсионер может специально дождаться вечера, когда закроется поликлиника, и бесплатно вызвать скорую помощь на элементарную жалобу. А ведь ему совсем не нужна машина, оборудованная реанимацией или иной дорогой аппаратурой, достаточно фельдшера, имеющего лекарственный саквояж».

В Финляндии принят, на взгляд эксперта, оптимальный вариант. В поликлинике существует отделение неотложной помощи, где дежурит врач. В это отделение пациент может и сам прийти, может его привезти «неотложка», если требуется, тем самым разгружается стационар, где лечатся только те больные, которым требуется круглосуточное врачебное наблюдение.

«В России состояние примерно 30% пациентов не соответствует профилю работы стационара, и нет необходимости в их круглосуточном нахождении. В России это просто „лежбище“, где врачи работают до 15 часов, а оборудование половину суток простаивает»,— говорит эксперт. На вопрос, нужно ли нововведение по экономическим причинам, эксперт говорит: «Не думаю, что речь в Москве идет о чистой экономии, Николай Плавунов еще не настолько „пророс“ в чиновничьих приоритетах, думаю, что так целесообразнее оказывать помощь».

В советское время, по мнению Комарова, лучше всего «скорая» работала в Киеве, Ленинграде и Новокузнецке. «Опыт реорганизации скорой помощи нужно распространять на всю Россию,— считает эксперт,— но у Минздрава в этой нише есть специалисты— клиницисты, но нет настоящего организатора».

Заявка на вступление в Ассоциацию